М. Шимелевич — Литовские татары

Очерк Михаила Шимелевича о литовских татарах опубликован в историческом отделе «Виленского календаря» на 1906 год. Он также вышел отдельным оттиском (Шимелевич М. Литовские татары. Этнографический очерк. Вильно, 1905 – 14 c.).

Автор очерка по основной специальности был практикующим юристом (биографическую справку можно посмотреть здесь) и не имел ни исторической, ни тем более востоковедческой подготовки. Его очерк содержит множество ценных наблюдений, сделанных во время путешествий по татарским околицам, а также интересные сведения, касающиеся экономического и правового положения литовских татар. Но в ряде случаев Шимелевич допускает грубейшие ошибки. Так, при описании календаря он утверждает, что у мусульман якобы существуют високосные года из 13 месяцев (на самом деле мусульмане, в отличие от евреев, никогда не добавляют в год дополнительные месяцы); ошибка тем более удивительная, что в том же самом «Виленском календаре» печатается в том числе и мусульманский календарь. Сильно искажены Шимелевичем и слова восточного происхождения: он пишет «Джей-эль-Эддин» вместо «Джеляль-эд-Дин», «муххарем» вместо «мухаррем» и т. д.

Орфография и пунктуация источника приведены к современной норме. В квадратных скобках указаны номера страниц, раскрыты сокращения и даны исправления.

Источник: Шимелевич М. Литовские татары. Этнографический очерк // Виленский календарь на 1906 простой год / Изд. под ред. Ф.Н. Добрянского. Вильна, 1905. Отдел исторический. С. 63-74.

[63]

Литовские татары.
Этнографический очерк *).

Литовские татары живут отдельными поселениями среди коренных обитателей Северо-Западного края России белорусов и литовцев, главным образом в губерниях – Минской, Виленской и Гродненской. Поселения литовских татар встречаются также в губерниях – Ковенской, Сувалкской, Люблинской и Волынской. Наибольшее число татарских поселений приходится на Трокский уезд Виленской губернии и на Новогрудский уезд Минской губернии. Общее число литовских татар, проживающих в пределах С[еверо]-З[ападного] края, доходит до 14 т. человек; из них приходится на Минскую губернию – 5 т., Виленскую – 4 т., Гродненскую – 21/2 т., Ковенскую – 11/2 т. и 1 т. на остальные губернии. **)

Первое поселение предков нынешних литовских татар на великокняжеских землях Литовского государства относится к последним годам XIV в. Известно, что первым добровольным пришельцем в Литву был хан Золотой Орды Тохтамыш, бежавший вместе со своими приверженцами от преследований Тамерлана под покровительство Витовта в 1396 году. Начиная от первых годов XV в. татарские полки состояли на постоянной службе у вел[иких] кн[язей] литовских. Переселение татар в Литву продолжалось в течение XV и XVI в.в. Первый хан Перекопской орды, родоначальник династии Гиреев – Девлет-Хаджи-Гирей происходил из литовских татар.

Многие из сподвижников Тохтамыша, Джей-эль-Эддина и Ахмета за свою службу получили земли от вел[иких] кн[язей] литовских и остались здесь на постоянное жительство. За полученные земли они продолжали нести военную земскую службу наравне с коренным местным литовским свободным населением и пользовались всеми правами бояр-шляхты.


*) Сведения о литовских татарах сообщают: T. Czacki, O Litewskich i polskich prawach. (1800), II, 137, 140; t. Narbutt, Dzieje Narodu Litewskiego. (1840), VIII, § 1894, dodatek II; Iaroszewicz, Obraz Litwy. (1844), II, § 49; Syrokomla, Wycieczki po Litwie w promieniach od Wilna. (1857) t. I и II; A. Muchlinski, Zdanie sprawy o tatarach litewskich. (Teka Wilenska 1858); M. Tuhan-Baranowski, O muslimach litewskich. (1896), и др.
**) Списки татарских поселений у Мухлинского и Барановского.

[64]

Кроме татар, добровольно поселившихся в Литве, здесь осталось незначительное число татар-военнопленных. Возможно, что татары-военнопленные встречались на Литве еще во времена Ольгерда, так как известно, что в 1362 г. Ольгерд на Синих водах разбил татарских темников и разорил их улусы. Стрыйковский упоминает, что в 1397 г. Витовт поселил в окрестностях г. Вильны на р. Ваке татар, взятых им в плен на берегах р. Дона. Среди актов Литовской Метрики имеется два списка пленных татар, розданных в разные имения в 1505 г. Татары-пленники не пользовались правами бояр-шляхты; они жили в городах и местечках, занимались промыслами, ремеслами и торговлею и по своему правовому положению почти приравнивались к евреям.

Ныне все литовские татары уравнены в правах.

В настоящее время некоторые из литовских татар признают название «татарин» для себя неподходящим: «мы не татары, но шляхта-мусульмане, – говорят они, – и татарами нас называют только крестьяне». Покойный Туган-Барановский, автор указанного выше исследования о Muslimach litewskich, на основании дворянских родословных литовских татар, подразделяет их по происхождению на ногайцев, заволжцев, буджаков и др. и почетным именем татар называет только древние аристократические роды; но в современных официальных актах, как напр[имер] в свидетельствах, выдаваемых Департаментом Герольдии Правительствующего Сената, а равно и в ежедневной практике, все лица магометанского вероисповедания, проживающие издревле в пределах С[еверо]-З[ападного] края России, называются литовскими татарами.

Живя долгое время в Белоруссии и Литве, татары совершенно забыли свой родной язык и утратили особенности домашнего и общественного быта, сохранили же только черты лица, говорящие о восточном их происхождении, и религию Пророка. Незнающему человеку иногда бывает трудно отличить литовского татарина от застенкового или околичного шляхтича-христианина. В среде современных литовских татар более всего людей среднего роста и умеренного телосложения. Почти все они худощавы; полные люди между ними встречаются редко. Характерным отличием лица литовского татарина служат выдающиеся скулы и узкие, черные глаза. Цвет лица представляет собою переход от белого к желтовато-смуглому. Голова литовского татарина всегда небольших размеров и покрыта короткими курчавыми волосами черного цвета. Усы и борода у татар растут весьма плохо. Некоторые из татар вместо редкой, короткой бороды любят отпускать клок волос под подбородком. Татарки-женщины отличаются нежным смугловатым цветом лица, слегка приподнятыми скулами и живыми черными глазами. Они не столько красивы, сколько симпатичны.

[65]

Одежда литовского татарина состоит из шаровар, засученных в голенища сапог, и обыкновенного пиджака (маринарки). Пожилые люди носят сюртук или длинный ниже колен кафтан. Голову покрывают летом фуражкою с козырьком или со[л]оменною широкополою шляпою; а зимою войлочною или меховою шапкою. Ноги обувают татары в сапоги, а женщины в башмаки. Ходаков и лаптей, составляющих почти единственную обувь крестьян нашего края, у татар не приходится даже и видеть. Женщины носят поверх рубашки длинную юбку и кофту, а на голове бумажный платок. Теплую одежду как мужчин, так и женщин составляют суконные бурки, пальто и баран[ь]и тулупы. Вся почти одежда литовского татарина, начиная от рубахи и [кончая] пальто, приготовляется из покупной (крамной) материи – корта, «шарачка» и сукна, и своим покроем нисколько не разнится от одежды крестьян и шляхты. Литовский татарин в одежде предпочитает темно-серый и даже черный цвет. Татарки-женщины любят носить юбки и платки также темного цвета, но с крупным белым узором. Молодежь, даже живущая в провинции, в отношении одежды старается подражать моде.

Литовские татары живут в некоторых городах, местечках и отдельных околицах, застенках и фольварках. Так называемые околицы составляют самый распространенный вид татарских поселений. Татарская околица представляет собою два-три десятка отдельных усадеб, разбросанных в совершенном беспорядке и соединенных между собой кривыми, короткими улицами, дворами и тропинками. Усадьба татарина среднего достатка состоит обыкновенно из жилого дома, амбара, гумна, хлевов (оборы) и погреба. Жилой дом у сравнительно зажиточных людей делится на две половины (два конца) – черную и чистую. Черная половина дома (пекарня) служит постоянным жилищем и местом отправления всех домашних, хозяйственных работ. Она в большинстве случаев бывает даже не выбелена, и в ней нередко можно встретить печку без трубы. Пол в этой половине дома всегда укатывается из глины, а окна делаются совершенно малого размера. Вторая, чистая, половина дома (светлица, гридня) служит для приема гостей, праздничного отдыха, семейного торжества и т.п. В ней пол устраивается из досок, окна – больше и светлее, а стены и потолок вымазываются глиною и выбеливаются мелом. Светлица часто разгораживается на две комнаты. Печка в светлице устраивается из кафель и всегда имеет трубу. У бедного татарина домик состоит из одной только жилой комнаты с сеньми. Нередко к такой избушке пристраивается хлев или сарай. Часто избушка бедного татарина бывает курною.

Внутренняя обстановка черной половины дома сравнительно зажиточного хозяина и домика бедняка состоит из двух положенных вдоль стен широких досок (лав) для сидения, деревянного

[66]

стола, кроватей и сундука. В светлице часто можно встретить диванчик, круглый столик, покрытый вязаною салфеткою, и комод. Татарка особенное внимание обращает на постель, которая должна состоять из перины, покрытой ватным или шерстяным одеялом, и нескольких подушек. У татар существует обычай украшать стены комнат орнаментными рисунками с текстом на арабском или татарском языках.

Остальные постройки татарской усадьбы ни по наружному виду, ни по способу их расположения нисколько не разнятся от построек крестьян и мелкой шляхты.

Как в постройках, так и [в] одежде татары соблюдают примерную чистоту.

Литовский татарин любит, чтобы двор его был огорожен, и чтобы в маленьком палисаднике под окнами дома росли цветы. Он имеет привязанность к деревьям, и поэтому у каждого татарского домика существует садик.

Наделенные татарам великими к[н]язьями литовскими и польскими королями участки земли с течением времени сильно раздробились. В настоящее время в редких случаях литовский татарин владеет 1-2 уволоками земли (около 20-40 десят[ин]) *). Многие из татар земли даже не имеют. Малоземелье и совершенное безземелье заставило многих из них переселяться в города и местечки и заниматься мелкою торговлею, промыслами и службою. Во всяком случае, самая значительная часть литовских татар занимается земледелием и некоторыми его отраслями.

Скотоводство, некогда, можно сказать, единственный источник жизни предков нынешних литовских татар, ныне, вследствие увеличивающегося малоземелья, пришло к упадку. Литовский татарин выращивает лошадей, коров, овец и коз; он любит домашних животных, но не имеет возможности, по своей бедности, улучшить их породу и увеличить их число.

Обработка земли производится исключительно при помощи лошади и теми же самыми орудиями – сохой, бороной и т. п., какие существуют у местной околичной шляхты и крестьян. Татары ведут трехпольное хозяйство, подобно всем мелким земледельцам нашего края. Литовский татарин слишком туг на улучшения своего хозяйства. В этом отношении в последнее время его начал опережать даже белорусский крестьянин. Поля свои литовские татары засевают рожью, ячменем, овсом, гречихой и картофелем. Промышленные растения лен и коноплю сеют редко и в самом ограниченном количестве.


*) В пределах С[еверо]-З[ападного] края – не редкость крупные землевладельцы магометанского исповедания; их жизнь нисколько не отличается от жизни помещиков-христиан.

[67]

Самым важным подспорьем в хозяйстве татарина, а часто и единственным источником его жизни является широко развитое у литовских татар огородничество. Своему огороду татарин посвящает самую значительную часть времени и труда. Каждая грядка земли тщательно вскапывается и обильно унаваживается. Садят татары – свеклу (бураки), редьку, морковь, брюкву, капусту, огурцы, арбузы и т. п.; благодаря идеальному уходу за огородом, последний дает татарину обильный урожай. Огородные овощи сбываются татарами в ближайшем городе или местечке на базаре по весьма невысокой цене. Во многих местах С[еверо]-З[ападного] края России произведения татарского огорода славятся как самые лучшие. Так, напр[имер], трокские огурцы пользуются на базарах заслуженною известностью.

В прежнее время среди местных татар был развит извозный промысел, но с проведением железных дорог промысел этот упал. В некоторых местностях (напр[имер] , в Бутриманцах Трокск[ого] уез[да]) среди татар процветает кожевенное производство. Татары выделывают обыкновенно лошадиные кожи и бараньи овчины. Выделка их производится простым, домашним способом и представляет собою один из родов кустарной промышленности. Тяжелые материальные условия быта заставили некоторых татар приняться за шорничество, кузнечество и другие ремесла. Некоторые из них занялись мелкою торговлею, но, не имея наличных средств – лишены возможности расширить ее. Изредка можно встретить татарина, торгующего скотом.

Все литовские татары совершенно забыли свой родной язык. В домашнем быту литовские татары разговаривают на белорусском наречии, соблюдая те формы и обороты речи, какие существуют в данной местности. В присутствии посторонних людей татары говорят между собою и с посторонними на польском языке. Татары-помещики и чиновники в домашнем быту говорят или на русском, или на польском языках. Татары весьма охотно изучают как русскую, так и польскую грамоту, и между ними совершенно неграмотных вообще мало. В переписке между собою они употребляют также и русский, и польский языки. Арабский язык понимают весьма немногие, но и то слабо. Впрочем, в среде интеллигентных литовских татар некоторые хорошо знают арабский язык. Литовские татары находят, что арабский язык необходим единственно в делах веры. Даже надписи на надгробных камнях воспроизводятся на русском языке, с добавлением только нескольких строк из Корана на арабском языке.

Литовские татары принадлежат к магометанскому вероисповеданию. Благодаря почти совершенному незнанию арабского языка и отсутствию книг религиозного содержания на других языках, литовский татарин в большинстве случаев не посвящен в самые элементарные познания основ своей религии и придерживается их

[68]

как формальности, руководясь единственно примером и наукой родителей и стариков. В пределах С[еверо]-З[ападного] края России существует до двадцати магометанских приходов. В главе каждого прихода стоит мулла, избираемый прихожанами и утверждаемый в этом звании местным губернским правлением и Таврическим магометанским духовным правлением, которому подведомственны в делах веры все литовские татары. Иногда мулла перед смертью назначает себе преемника духовным завещанием. Исполнение воли завещателя во всяком случае зависит от прихожан. Муллой обыкновенно бывает человек пожилой, несколько разумеющий арабский язык и умеющий читать и писать по-русски. Муллы с некоторым образованием – редкость. Напр[имер]. в Виленской губернии все муллы – домашнего образования. Мулла в домашней жизни представляется таким же самым мусульманином-шляхтичем, как и все остальные его прихожане. Он не пользуется каким-либо особым почетом, и его мнение редко имеет перевес перед мнением других. Уважение отдается лишь седой старости и уму. Положение муллы с нравственной стороны в среде литовских татар в общем равняется положению сельского старосты в среде крестьян. Значение муллы в приходе нисколько не увеличивается даже и от того, что ему, по закону, предоставлено право исполнения некоторых чисто судебных функций, так напр[имер] разбор дел о неповиновении детей родителям, разрешение споров о частной собственности, возникающих между магометанами по духовным завещаниям или при разделе наследственного имущества, и т. п. Литовские татары в таких случаях стараются вообще разбираться в судебных учреждениях. Даже в одежде мулла нисколько не отличается от других татар. Дома, в поле, в огороде он, за редкими исключениями, носит ту же одежду, как и все остальные. Только при исполнении духовных треб мулла надевает широкую рясу темно-зеленого цвета, похожую покроем на рясу православного священника, и бархатный фиолетового цвета головной убор, напоминающий камилавку.

В делах религии литовские татары придерживаются общего для всех магометан календаря. По этому календарю простой год имеет 12 м[е]сяцев, а високосный 13, а каждый месяц имеет по 29 и 30 дней. Еженедельный магометанский праздник приходится в пятницу. Кроме этого праздника, литовскими татарами соблюдаются следующие общие для всех магометан большие праздники: 10 Муххарем «Ашур» – в честь милости Божией десяти пророкам, 12 Раббигул-Эль «Мавлюденнаби» – в честь рождения и смерти Пророка, 4 Раджеб «Ночь тайн», а 12 – «Миграженнаби» в честь вознесения на небо Пророка на 12 году после начала откровения, 15 Шаабан – ночь испытаний, в которую Коран появился с неба, 27 – «Явмул-Кадр» и канун его, т.е. ночь на 27 «Ляйлятул-Кадр» – ночь могущества, в честь окончательного

[69]

откровения Божия Пророку в 40 г[оду] от рождения на горе Хира в Мекке, после заката солнца, 1, 2 и 3 Шеваль «Айдифитр» (Малый Байрам) – в честь торжественного призыва народа к вере Ислама и наконец 10, 11 и 12 Зуль-Хиджа «Айдикурбан» (Большой Байрам) – в честь жертвоприношения Авраамом сына своего Измаила. Каждый праздник начинается накануне перед заходом солнца и продолжается до сумерек дня праздника. Праздник выражается прекращением всех работ, общей молитвой и богослужением в мечети.

Мечети (месджид) в приходах литовских татар построены обыкновенно на возвышенных местах, в средине или на краю околиц, и почти все деревянные. В большинстве случаев мечеть представляет собою здание почти квадратной формы и имеет сажени по 4 в длину и в ширину. Все мечети покрыты тесом или гонтом на четыре ската. Наверху крыши устроен минарет – небольшая башенка, увенчанная остроконечной крышей или маленьким куполом, на котором красуется эмблема Ислама – полумесяц и шестиконечная звезда. К стене мечети пристраиваются сени, иногда одни, иногда двое, чрез которые внутрь мечети ведут два хода – один для мужчин, другой для женщин. Здесь же в сенях имеются сосуды для омовения. Внутри мечеть разделена посредством стены также на две части, мужскую и женскую. В этой стене устроено длинное узкое отверстие, закрытое решеткою и завешенное ковром или другой какой-либо плотной материей. Правила религии требуют, чтобы, во время по крайней мере молитвы, один пол не мог видеть другого. В мужской половине мечети над входом устраиваются хоры, откуда ведет лесенка на минарет. Прямо против входа, у противоположной стены, имеется возвышение, откуда муллою читаются молитвы и проповеди. Внутри стены мечети в большинстве случаев даже не выбелены. На стенах мечети, по-видимому в подражание христианам, развешиваются такие же рисунки, как и внутри домов.

Призыв на молитву (намаз) производится протяжным чтением стихов из Корана помощником муллы, с минарета, а иногда и перед мечетью. Правоверные, входя в мечеть, снимают обувь и совершают молитву, сидя на разостланных на полу кусках сукна. Чтение молитвы и проповедей производится на арабском языке, никому почти непонятном. В некоторых мечетях (Некрашунцы) молитвы и проповеди читаются даже на русском и польском языках, написанные арабскими буквами.

Литовские татары строго придерживаются постов, установленных правилами веры. В зависимость от религии поставлен и обыденный стол литовского мусульманина. Обед татарина состоит главным образом из овощей, мучной каши или «затирки», макарон, приготовленных домашним способом, всевозможного рода

[70]

крупников и т. п. Все это приготовляется с молоком или мясом. Литовские татары из всех сортов мяса предпочитают баранину. Запрещение употреблять в пищу свинину соблюдается со всею строгостью. Из напитков литовские татары употребляют пиво и, несмотря на запрещение, – вино и водку. Традиционный кумыс нигде решительно не приготовляется, и о нем сами татары знают только понаслышке. Во многих случаях не соблюдается запрещение и относительно курения табаку.

Влияние местных обычаев и привычек сильно сказалось и на семейной и обрядовой стороне жизни литовского татарина.

Несмотря на то, что по ныне действующему законодательству *) всем вообще лицам магометанского исповедания предоставлено право многоженства, литовские татары, для которых никаких исключений не сделано, строго соблюдают одноженство. Обычай этот основан, по-видимому, на древнем литовском законодательстве, по которому татарам было предоставлено право жениться на христианках, с единственным условием – иметь лишь одну жену. Уничтожение этого права относится к 1616 г. Обычай одноженства соблюдается настолько строго, что некоторые муллы требуют от вступающего в брак жениха из другого прихода представления доказательств, что он не состоит уже в браке. Хотя религия и не воспрещает браков в третьей степени родства и свойства, но татары неодобрительно смотрят на такие браки, находя, что «на них нет Божьего благословения».

Свадебная церемония отличается простотой и совершается вполне по-шляхетски. Желающий жениться едет или идет в сопровождении ловкого, развязного в разговоре свата к родителям невесты. Родители принимают гостей и начинают угощать их, а сват заводит разговор на самую невинную тему. Разговор вскоре переводится на цель посещения, и затем начинает обсуждаться вопрос о согласии молодых. Если видят, что молодые согласны на брак – сват и родители невесты начинают разговор и торг о приданом. Приданое дается деньгами и «выправою», т. е. одеждою и постелью невесты, и то и другое определяется по состоянию родителей невесты. При отсутствии у родителей невесты сыновей – жених в качестве приданого получает по жене «фортуну», т. е. участок земли, и переселяется на житье к ней в дом, – «в приймы».

В день свадьбы жених, в сопровождении свата и дружков, является к невесте и вместе с нею, в сопровождении «своей компании», дружек невесты, свахи, родственников и знакомых отправляется к мулле. Если жениху позволяют средства, – то он


*) Свод Зак[онов] т. X. ч. I, ст. 80, 90, 1161; ср. Проект Гражд[анского] улож[ения] ст. 10 и объясн. к ней.

[71]

приглашает муллу к невесте на дом. Брак совершается дома с соблюдением религиозного ритуала. Затем в доме молодой происходит гульба – свадьба. На следующий день молодые отправляются к родителям жениха.

Жена, вступив в дом мужа, признается равноправным членом всей семьи. В отношениях мужа и жены вовсе даже не чувствуется что-либо напоминающее сродный всем вообще восточным народам семейный деспотизм. Жена признается полною хозяйкою дома, точно такою же, как ее соседка-христианка, и в ее «бабские дела, муж не имеет права вмешиваться». Вместе с этим жена является первой и главной помощницей у мужа. Она наравне с ним работает в поле и в огороде, сгребает и сушит сено на лугу, торгует на базаре и т. п. Муж не проявляет малейшей даже попытки удалить жену от участия в общем столе, и если она в присутствии посторонних людей и не садится с мужем за стол, то только потому, что на ней, как на хозяйке, лежит обязанность приготовлять и подавать угощение.

Рождение ребенка встречается в семье радостью. Отец с хлебом-солью идет к соседкам, приглашая их навестить роженицу. Соседки собираются «в одведины» и приносят с собою также хлеб-соль. Для записи метрики о рождении ребенка и обрезания его приглашается мулла со своим помощником, при этом справляются «крестьбины» с выпивкою и закускою, на которые приглашаются соседи, знакомые и родственники.

Ребенок растет под строгим надзором родителей. От 7-9 лет он начинает принимать участие в посильных хозяйственных работах – пасет скот, помогает носить снопы на поле, складывать сено и т. п. В свободное от работ время маленький татарчонок с удовольствием предается обыкновенным деревенским играм «в зайцы», «в свинку» и др., а девочка с увлечением нянчит самодельную куклу, «принимает гостей» и «сама ходит в гости» и «торгует на базаре морковью и редисою» и т. п. В 18-20 л[ет] парни превращаются в «кавалеров», а девочки в 16-17 л[ет] – в «барышень» (панен). Оба пола чаще сходятся на вечерки и вечеринки. В татарской околице всегда есть один или несколько музыкантов, умеющих играть на гармонии, скрипке, «цымбалах» или дуде (волынке). Танцуют «кадриль», «польку», «мазур-польку», «лянсье», «краковяк» и др. старинные местные танцы. Народных татарских танцев никто положительно не знает. Татарка-девушка любит петь, но поет песни те же русские или польские, какие поются ее соседками-шляхтянками.

Татары весьма гостеприимны и не выпустят из дома даже постороннего человека, не напоив и накормив его.

Трудовая жизнь литовского татарина скрашивается теми же самыми народными праздниками, какие сохранились еще у крестьян

[72]

и шляхты нашего края. Шляхтич-мусульманин, также как и христианин – сосед его, положив первое бревно под сруб дома, справляет «закладины», затем, входя в новый дом, не преминет устроить «уходины». Зажав первый сноп ржи в поле, татарин ставит в красном углу сноп-«господаря», а когда окончится жатва, – «господаря» выносит в гумно, а в красном углу вешает венок из ржаных колосьев.

Седая старость имеет право на полный покой, если только в семье есть рабочая сила. Старик-татарин предается более созерцательной жизни. Некоторые старики, не желая оставаться совершенно праздными, начинают промышлять врачеванием. Врачевание это заключается единственно почти в заговорах во всевозможных видах – на водке, молоке, воде, выписывании «тайных» иероглифов на лоскутках бумаги, корках хлеба, чтении походящих мест из Корана и т. п. Заговорами знахарь-татарин лечит страдающих падучей болезнью, «подвеянных ветром», «уреченных» (сглаженных) и др. Крестьяне, а иногда и более развитые люди верят в силу татарского лечения и часто обращаются к ним. Слава Ивейских знахарей распространена слишком широко.

Смерть сопровождается общею печалью. Умершего обертывают саваном и на носилках несут на кладбище. Похоронной процессии предшествует мулла. За покойным идут его родственники и знакомые. Покойник прикрывается в могиле доской и засыпается землею, а на могильном кургане ставится остроконечный камень. На могилах зажиточных мусульман ставят изящно отделанные надгробные камни.

Долговременная жизнь литовских татар среди чуждого по языку, вере и обычаям для предков их народа – послужила к совершенному уничтожению и народных татарских юридических обычаев. Хотя в некоторых случаях татарам, по русским законам, и разрешено руководствоваться Магометанским правом, но они весьма редко применяются к нему, и, напротив, стараются в имущественных делах поступать так, как поступает в таких случаях мелкая шляхта. Участок земли составляет собственность отца или матери, смотря по тому, кто его получил в наследство или приобрел каким-либо способом. По смерти отца хозяйкой на участке земли, несмотря на то, кому он принадлежит, остается мать. Но мать не может всецело распоряжаться в таких случаях землею, если у нее есть взрослые сыновья. Недвижимое имущество делится сыновьями поровну, но если участок земли мал, тогда один который-либо брат выплачивает остальным братьям за их части стоимость последних деньгами. При неимении сыновей – участок переходит к дочерям на тех же условиях. Точно так же делится и движимое имущество. Исполнение договора о продаже, найме и т. п. обеспечивается задатком, даваемым

[73]

покупщиком или наемщиком, а в некоторых случаях – залогом, закладываемым продавцом или нанимаемым. Заключение договора сопровождается «барышем», т.е. угощением, который ставится одной или другой стороной, по условию, или смотря по тому – для кого договор является более выгодным. В околицах каждый владеет отдельным участком земли; выгон пастбища, а иногда и леса, состоят в общем владении всей околицы. Мечеть признается собственностью всего прихода, и обязанность починок и ремонтировок ее лежит на всех прихожанах соразмерно достатку каждого из них.

Все литовские татары признаются потомственными дворянами. Одни из татар принесли свое привилегированное положение в Литву из прежней еще своей родины, другие – заслужили его у вел[иких] кн[язей] литовских. Привилегии татар на дворянство были возобновлены королем Яном Собесским в 1677 г. и затем подтверждены – Августом II в 1698 г., Августом III в 1754 г. и Станиславом Августом в 1778 г. *). Кроме того, права и вольности литовских татар неоднократно подтверждались и сеймовыми конституциями: в 1656, 1662, 1670, 1673, 1674, 1677, 1678, 1726, 1736 и в последний раз в 1775 г.г. **) В именном высочайшем указе от 30 октября 1794 г. ***) императрица Екатерина II Великая писала Лифляндскому, Эстляндскому и Литовскому генерал-губернатору князю Репнину: «С благовременным прохождением всех частей возлагаемого на вас служения не оставьте вы без замечания поселенных в Литовских областях Татарского племени войск, яко происходящих от народа храброго и прямодушного, а чрез то Наше Высочайшее об них попечение привлекающих: понеже чаем в них обрести отрасли тех добрых качеств, коими народ Татарский нам известен; для сего поручаем вам, приняв от них вместе с прочими Литовскими жителями на верность Нам присягу, утвердить их в их собственности и преимуществах, и все их общество Нашим священным словом обнадежить, что не только оставляем их в свободе отправлять свое богослужение, и при всем том, что в Литве они имеют, но желаем, обеспеча их состояние, паче оное осчастливить; и на сей конец ожидаем от вас представления, что по изведании настоящего их положения, найдете способных к усугублению их выгод и им наиболее нужных».

Условия жизни положили свой отпечаток и на характере татар. Краеугольным камнем характера литовского татарина является добродушие, соединенное с простотой, доходящей иногда до


*) А[кты] Вил[енской] А[рхеографической] Ком[иссии], XIII [Акты Главного литовского трибунала], (1886), 108-112.
**) Inwent[arz] nowy wszystkich praw, statutow, konstytucyj etc. (1754), 742-745; Volum[ina] Leg[um], VIII (1860), 404.
***) Сборн[ик] докум[ентов], касающихся адм[инистративного] устр[ойства] С[еверо]-З[ападного] края при императрице Екатерине II, (1903), 30.

[74]

наивности. Пылкость и подвижность характера, наблюдаемые у молодежи, у старика превращаются в тихий, созерцательный темперамент. Литовский татарин весьма трудолюбив, но у него иногда сказывается отсутствие собственной инициативы и предприимчивости. Татарин с увлечением занимается тем делом, каким занимались его деды, но он слишком неохотно принимается за что-либо новое. Замечательно, напр[имер], что развитое в С[еверо]-З[ападном] крае арендование имений и даже мелких участков земли, принадлежащих помещикам и мелкой шляхте, не встречает предпринимателей в среде литовских татар. Даже у тех из них, которые почему-либо оставили свое хозяйство, арендатором бывает не свой брат дворянин-татарин, но мелкий шляхтич или крестьянин. Литовский татарин строго смотрит за собой и не позволит себе не исполнить данного им слова. Все вообще литовские татары весьма нравственны. Многие из них пьют, напр[имер], вино и водку, но пьяниц между ними нет. Татарин в высшей степени честен, он не может в своем понятии даже совместить таких двух вещей, как дворянин-татарин и вор. Не меньшею нравственностью отличаются и татарки-женщины. Напр[имер], можно с уверенностью сказать, что случаев рождения внебрачных детей среди литовских татар не было. В домашней жизни литовский татарин является нежным мужем и отцом. В его обращении с женою и детьми не чувствуется и следа деспотизма, но как жена, так и дети беспрекословно подчиняются его воле. Слишком развитой обычай у христиан, соседей литовских татар, драть за малейшее неповиновение жену и детей, между последними не получил применения. Между собою все литовские татары поддерживают добрые отношения. Ссор, драк, сутяжничества, словом всего того, что составляет насущную потребность мелкого шляхтича, между татарами нет. Татарин всегда и везде, чем может, старается помочь своему брату татарину. Татары вообще не интересуются или интересуются очень мало общественной жизнью. Жизнь эта представляется им далекой и чужой. Весь интерес ограничивается почти исключительно своим кругом, братьями-татарами, и за границы этого круга переходит очень редко. Татарин любит рассказать о своих родственниках и знакомых, которым посчастливилось так или иначе устроиться. Татарин при всем этом не прочь побывать в компании приличных людей – шляхты, таких же самых дворян, как он, но заводить дружбу с крестьянином считает для себя неудобным. Татары слишком высоко ценят свое дворянство и свое исключительное положение в С[еверо]-З[ападном] крае России, но, к сожалению, не многие из них пользуются ими. Недостаток инициативы и материальных средств во многих случаях препятствуют литовским татарам к улучшению духовной, материальной и общественной жизни.

М. Шимелевич


Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s